Статьи

Хороший управленец — фигура не менее значимая, чем хороший физик

Стр. 1 2 3 4 5

ГЛАВНЫМИ НА СЕГОДНЯ
ЯВЛЯЮТСЯ, НА МОЙ ВЗГЛЯД,
НЕ ФИНАНСОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ,
А ОТСУТСТВИЕ ПРОДУМАННОЙ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПАРАДИГМЫ

* А каким подходам вы учите ваших слушателей?

— В институте сложилось достаточно самостоятельное видение того, чему и как надо учить. Эта самостоятельность сформировалась на основе опыта прежде всего Всесоюзной, а ныне Всероссийской академии внешней торговли. И хотя нам скоро исполнится 15 лет, до сих пор с ней тесно связаны и сотрудничаем. Более 70 лет академия готовила специалистов внешней торговли для работы на реальном рынке, и неплохо готовила. Внешнеторговая отрасль работала достаточно эффективно. Есть достижения внешней торговли и сейчас: положительное внешнеторговое сальдо, поступления валюты, решение очень важных социальных задач в некоторых отраслях. Этот опыт подготовки кадров лежит в основе того понимания содержания и организации образования, которым сегодня руководствуются наши педагоги. У нас есть оригинальные специальные курсы. К примеру, организация внешнеэкономической сделки. В курсе рассматриваются все ее этапы на примере конкретного контракта. Этот контракт изучается с организационно-управленческой, юридической и коммерческой точек зрения, рассчитывается цена, составляется конкурентный лист. То есть это кейс — деловая ситуация, в которой соединяется несколько учебных дисциплин. Эта практика не всегда и не всеми принимается. Например, во время комплексной аттестации у нас не признали в качестве учебника книгу специалиста с мировым именем проф. Розенберга М.Г. Это весьма полезное учебное пособие для любого специалиста, который действует во внешнеэкономической сфере. В нем описаны реальные примеры арбитражной практики с многочисленными интересными комментариями, но они не вписываются в систему дидактических материалов обычного вуза.

Наша особенность и заключается в том, что обучение внешнеэкономическому менеджменту происходит в едином комплексе всех проблем осуществления коммерческой сделки. Этот подход был апробирован многолетней практикой преподавания. Мы считаем, что это одна из привлекательных сторон образовательных проектов института. Поэтому к нам идут учиться и поэтому наши выпускники эффективно работают во внешней торговле в России и за рубежом.

* Кто ваши слушатели?

— Их облик, конечно, меняется. Вот, например, данные прошлого учебного года: 63% слушателей имеют профилирующее образование экономиста и менеджера, 31% имеют непрофильное высшее образование. Это инженеры, агрономы, даже музыканты, врачи. Мы готовим и специалистов из военно-технической сферы, потому что надо продвигать и учиться торговать их продукцией на международных рынках. 5,5% слушателей имеют среднее специальное образование. Мы переучиваем их для деятельности во внешнеэкономической сфере. Есть и женщины-домохозяйки, воспитываюшие маленьких детей и обеспечивающие свою будущую карьеру, но таких немного. Средний возраст слушателей около 28 лет.

Дневных групп становится меньше. Сейчас у нас в основном так называемые программы групп профессиональной переподготовки. Есть вечерняя, заочная форма и "по субботам". Слушатели очень мотивированы на обучение, просто нацелены на результат. Сегодня идет смена контингента, который у нас обучается, все больше представителей малого бизнеса (около 50% обучаемых). Заметно растет число слушателей, приходящих на обучение из министерств и ведомств, в первую очередь из Министерства экономического развития и торговли РФ.

Есть и особенности, связанные с сегодняшней ситуацией в России. Проблемы, которые переживает наша экономика, отражаются на высшем образовании. Эти вопросы достаточно подробно рассматривались, когда обсуждалась образовательная доктрина. Главными на сегодня являются, на мой взгляд, не финансовые проблемы (потому что есть налоговые инструменты, косвенные регуляторы, которые позволили бы высшей школе жить нормально), а отсутствие продуманной образовательной парадигмы. Сложность заключается в том, что, с одной стороны, существует государственная институциональная образовательная система, и в то же время альтернативно ей формируется негосударственная образовательная система. У каждой есть свои точно прописанные функции в общественном образовании. Но пока не выработан механизм взаимодействия этих конкурентных систем образования, решающих общегосударственные задачи, государство не имеет права стоять в стороне от этих процессов.

Если раньше слушатели охотнее шли на формы короткого обучения, то сейчас их привлекает форма продолжительного обучения — 1,5–2 года. Наши короткие программы тоже очень интересны, но специализированы, в том числе и по уровням. Это уже аналогия американской системы подготовки.

Мы считаем, что у института есть точные и понятные конкурентные преимущества, благодаря которым формируется его профессиональный профиль и имидж. Наш институт является государственным, это также для слушателей важно с многих точек зрения, в том числе потому, что западные партнеры охотнее выстраивают совместные проекты именно с государственными вузами. Некоторые из них готовы сотрудничать и с частными, но уже достаточно "весомыми" и авторитетными бизнес-школами. Таких в России пока немного. Они готовы сотрудничать с нами, потому что у нас есть точное, понятное статусное положение и, кроме того, конкретная ниша на рынке образовательных услуг. Мы смотрим на мир через одно огромное окно, которое называется внешнеэкономические отношения и связи. Эта позиция, в которой профессионально мы себя чувствуем уверенно. Это одно из слагаемых нашего обшего брэнда.

Есть и другие важные компоненты. Наш преподавательский состав достаточно профессионален в теоретическом и практическом отношении. В институте ведется поиск новых форм, новых проектов, работа в сфере дистантного обучения, по социально значимым проектам и программам.

Стр. 1 2 3 4 5


*Факультет дистанционного обучения   *Статьи
*
*
*